Спасая девушку, врач не ожидал что попадет за это под суд, но никто не знал какой урок он преподаст

Игорь Андреевич сделал заказ и мелком оглядел небольшой зал любимого стейкбара после тяжелого трудового дня. Он врач-кардиолог центральной городской больницы. Очень хотел есть, а желание готовить дома пропало давно, после тяжелого развода с женой. В ожидании хорошо прожаренного мяса, он непроизвольно наблюдал за парой девушек сидевших за столиком напротив. Подруги, видимо, давно не виделись. Их негромкий разговор за бокалом красного вина с хорошей отбивной нередко прерывал заливистый смех. Он заметил пробирающегося к его столику официанта с заказом и сглотнул голодную слюну в предвкушении, как вдруг услышал громкий девичий вскрик.

Спасая девушку, врач не ожидал что попадет за это под суд, но никто не знал какой урок он преподаст

Одна из сидевших напротив девушек вскочила со стула и хватала воздух открытым ртом как выброшенная на берег рыба. Она схватилась руками за горло и, выбравшись в проход, стала оседать на пол. В этот момент мужчина услышал крик и ее подруги.

— Помогите! Она подавилась! Скорую вызовите! Скорую! — Девушка бестолково суетилась над лежащей. Беспомощно оглядевшись по сторонам, она закричала. — Врач?! Здесь есть врач?! Помогите! Она умирает!

Игорь Андреев с грохотом поднялся и поспешил на помощь. Отстранив бьющуюся в истерике подругу, сел на пол, около лежащий девушки.

— Я врач. Не паникуй. Звони в неотложку! — Вспоминая теоретический курс оказания первой помощи, установил положенную одна на другую ладонь на живот, и стал выполнять энергичные толчки в сторону диафрагмы, одновременно пытаясь достать закупоривший трахею предмет пальцами.

Но все это было безрезультатно. Кусок пищи сидел так плотно, что девушка почти синела. Попытка вздохнуть… Она теряла сознание, страшно вращая вывалившиемыся из орбит глазами.

Действовать нужно было немедленно. И теперь Андреевич решился. Подскочил к своему столику и схватил нож для мяса, затем бегом вернулся к лежащей.Всунул скомканный пиджак ей под шею и запрокинул голову. Прикинул расстояния до связки, сделал глубокий надрез. Но из горла лежащей вырвался свистящий звук.

Быстро достав из внутреннего кармана пластиковую ручку, раскрутил ее и выкинул на пол стержень. Вставил пластиковую трубочку в разрез, утер со лба выступивший пот.

Девушка сделала скрипящий вдох и открыла глаза. Он успокоил ее и жестом попросил лежать. Оставалось только дождаться скорую. Судя по громким крикам в телефон рыдающей подруги, бригада была уже на подъезде. Буквально через семь минут в ресторанчик ввалилась бригада скорой помощи.

Игорь Андреевич подробно доложил старшему бригады о предпринятых действиях и продиктовал, на всякий случай, свои контакты приехавший врач долго тряс его руку.

—  Девочке повезло, что вы сделали все правильно! Иначе она бы просто погибла! А теперь она может даже считать этот день вторым своим днем рождения!

Пострадавшую быстро погрузили на носилки и покатили к мигавшей огнями машине. Бессильно уронив трясущиеся руки, мужчина смотрел на свет от неотложки. Никогда прежде он не резал людей. Сейчас он не был горд за себя, что сумел спасти человеку жизнь.

На плечи вдруг навалилась жуткая усталость. Скользнув взглядом по оставшемуся стейку, он положил на стол деньги за заказ и, под аплодисменты окружающих, медленно поплелся к выходу. Аппетит был потерян совсем. Придя домой, Игорь Андреевич напился горячего чая и рухнул спать.

Следующее утро у мужчины началось с поздравлений коллег. Новость о его героическом поступке быстро разлетелась по больнице. После звонка главврачу старшего бригады скорой помощи, встретившая его у дверей отделения дежурная медсестра Леночка горячо чмокнула его в щеку.

— Ох, Игорь Андреевич, смотрите, как бы вас в хирургию не заманили!

Он смущенно улыбнулся.

— Ну нет. Хирургия точно не мое. — Вспомнил он предательскую дрожь в руках. — Мне ближе терапия человеческих сердец и сосудов. Пойдем работать! Как там Семенова 12? Павел! Девушку в ординаторскую! Готовиться к обходу!

Прошло 3 дня с момента его внеплановой операции, но коллеги упорно не хотели забывать этот случай. Правда, пора поздравлений очень быстро прошла. Теперь над Игорем Андреевичем только беззлобно подшучивали. В тот день уже приближалось время обеда, и мужчина собирался пойти в столовую, когда дверь его кабинета распахнулась.

На пороге стояла невысокая сухопарая женщина средних лет, за которой маячил полный лысый мужчина.

— Подходите через минут сорок, пожалуйста. У меня обеденный перерыв. — Скользнул взглядом по лицам пришедших, произнес врач.

Но пациенты не спешили покидать кабинет. Вошедшая женщина оглянулась на спутника и решительно шагнула к столу врача. Достала из сумки казённый бланк, зло сунула бумагу ему в руки. Игорь Андреевич пробежался глазами по ровным стручкам документа и поднял на посетителей недоуменный взгляд.

— Повестка?! Что это значит? Что это за шутки? Кто вы? — Рассердился он.

Дамочка высокомерно вздернула брови.

— Мать несчастной девочки, которой Вы вспороли горло! — Губы ее затряслись от праведного гнева. — Как вы посмели без должного образования браться за операцию? На каком основании?

Игорь Андреевич задохнулся от гнева:

— Я врач! Я был на месте оценил ситуацию. Я знал, что делаю.

Женщина презрительно сощурилась:

— Врач! И видно, — произнесла она,- Вы не хирург, а кардиолог. Меряйте давление старушкам и не лезьте в то, в чем Вы ничего не понимаете! — она перевела дух и продолжила пламенную речь. — Бедная моя Софочка, она… Вы оставили ее без голоса, а она солистка в академическом хоре! И должна была ехать на международный конкурс, между прочим!

Игорь Андреевич захлопал глазами, не веря, что все это происходит с ним наяву.

— Да поймите! Я спас ей жизнь!

Дама гневно сверкнула него глазами.

— Нет! Вы разрушили ее. — С грохотом выдвинув на середину кабинета кресло, женщина плюхнулась на него и сверля глазами врача принялась причитать. По ее словам, дочь София – талантливейшая певица. А врач просто поставил крест на ее карьере.

Когда восстановится голос, и возможно ли это вообще? Не известно.

А сама дама, называвшаяся Алла Иосифовна, вдова известного в городе бизнесмена. Имеет достаточно связи и средств, чтобы сломать и его жизнь. Побушевав в кабинете Игоря Андреевича уже добрых полчаса, женщина выскочила вон. Громко хлопнув дверью на прощанье, мужчина потер виски и крепко задумался. Несколько минут обескуражено смотрел на пространство перед собой и поплелся в столовую купить хотя бы пирожок. Он был уверен, что все обвинения в его адрес – это абсурд.

Но на следующий день ему позвонили и назвали дату заседания. Когда мужчина явился туда — понял, что это был и не суд вовсе, а показательная порка. Самого разбирательства как такового не было. Создавалось ощущение, что в зале собрались только для того, чтобы огласить вердикт. Игорь Андреевич сидел на месте обвиняемого рядом со своим адвокатом Сергеем. Защитник был очень молод и не имел достаточного опыта. Но на зарплату врача другого Игорь Андреевич нанять не смог. Молодой человек всеми силами пытался помочь попавшему в беду врачу, но уже понимал, что дело скорее всего проиграет. Ведь сторона обвинения подтянула тяжелую артиллерию.

Заседание началось. Поднявшийся со своего места прокурор в полной тишине зачитал:

— Николаев Игорь Андреевич обвиняется в причинении по неосторожности вреда средней тяжести потерпевшей Софии Бронштейн.

Обвиняемый сжал кулаки и уперся взглядом в стол, за которым сидел. А сторона обвинения увлечённо живописала, как не имеющий должной подготовки доктор.

— К тому же, не находящиеся в этот момент при исполнении должностных обязанностей, навредил своими действиями истица.

Для подтверждения этого одного за другим стали вызывать свидетелей. Первым со стороны обвинения давал показания личный врач пострадавшей. Средненький благообразный мужчина в толстых роговых очках битых полчаса бушевал за трибуной.

— Из-за безграмотности Николаева девочка, вероятнее всего, не сможет петь! – Негодовал он.

И тут сидевший рядом с Игорем Андреевичем адвокат поднял руку.

— Почему вы не рассказывайте, что после сделанного моим подзащитным необходимого разреза девушка подвергалась более серьезному хирургическому вмешательству на горле.

Дававший показания врач поджал губы.

— Но это было логическое завершение уже начатого. Если бы Николай  не вмешался, можно было бы обойтись вообще без хирургического вмешательства. Он неправильно оценил степень опасности! – Закончив, свидетель сверкнул глазами в сторону Игоря Андреевича и прошел на место. Шептались о чем-то с матерью потерпевшей. И он отбыл по своим делам.

Потом слова дали подруге Софии Евгении и она совершенно искренне заявила, что если бы не взявший инициативу в свои руки подсудимый, то она смогла бы сама помочь пострадавшей. Она сама заканчивает медицинский вуз. Услышав это, Игорь Андреевич до боли сжал кулаки. Ему отчетливо вспомнилось, как он беспомощно метался по ресторанчику, она уже который раз отчаянно звала на помощь.

Затем вызвали официанта, который подтвердил слова Евгении. Последним выступал врач скорой помощи. Единственный из всех, он заявил, что помощь оказана подсудимым была обоснованной и своевременной:

— Действительно, подобное вмешательство должен выполнять специалист, — заявил он, — однако времени на перевозку пострадавшей не было. Она бы задохнулась. – Попытался объяснить суду.

Однако, к его словам никто не собирался прислушиваться. Доказательств вины Игоря Андреевича было предостаточно. Никого из больницы, для подтверждения квалификации врача, приглашено не было. И мужчина сник. Судьи собрали бумаги и отправились в комнату для совещаний.

Перед оглашением приговора, довольная процессом Алла Иосифовна наклонилась к подсудимому и зло прошептала.

— Не бойтесь, Вы не сядете. Но с Вашей мизерной зарплатой будете выплачивать компенсацию до самой смерти.

Блуждающей на губах улыбкой к ним приближалась потерпевшая, жуя шоколадный батончик. Презрительно оглядел ее Игорь Андреевич. Ее приобняла мать и уже открыла рот, чтобы выдать что-то едкое и оскорбительное, и схватилась за горло. Стремясь вдохнуть, девушка с ужасом поняла, что горло перехватило странным спазмом и воздух не поступает в легкие. София зашаталась и по матери стала сползать вниз. Ошарашенная женщина пыталась подхватить дочь, но не удержала и вместе с ней упала на пол. Она трясла девушку за плечи и громко звала по имени. Сделав несколько судорожных полувдохов, выгнулась дугой и потеряла сознание.

— Женечка, помоги! — В ужасе закричала обезумевшая от страха женщина.

Но та лишь округлила глаза и ожесточенно затрясла головой. Девушка абсолютно не понимала, что может сделать в этой ситуации. .Глаза Аллы Иосифовны заметались по залу. Где-то среди сидящих должен находиться врач скорой помощи.

Отыскав его взгляд, женщина смотрела на него умоляюще. Но тот лишь покачал головой и демонстративно стал набирать 103. Ему вовсе не хотелось следующем оказаться на месте подсудимого, ведь в данный момент он находился не при исполнении обязанностей.

Глядя на стремительно синеющие лицо Софочки, Алла Иосифовна поняла, что помощи ждать неоткуда. Дочь умрет у нее на руках до приезда вызванной скорой. Выпустив вопль отчаяния, женщина бросила взгляд на Игоря Андреевича. Сложила руки в умоляющем жесте и на коленях поползла в его сторону.

А он уже и сам опрокинув стул, спешил к упавшей девушке. Нащупал в кармане шариковую ручку, стремительно раскрутил и досадливо вытряхнул стержень на пол. Склонился над лежащей, внимательно оглядел наложенные на шею швы, легко распорол сделанный им в ресторане надрез и впихнул в гортань Софии пластиковую прозрачную трубочку.

Когда девушка издала один хрипящий судорожный вздох, обвел всех присутствующих опустошенным взглядом и, пытаясь унять дрожь в руках, в звенящей тишине медленно вернулся на место подсудимого.

Спасая девушку, врач не ожидал что попадет за это под суд, но никто не знал какой урок он преподаст
Сын танцует с мамой на кухне! Невероятно зажигательный танец мамы и сына
Сын танцует с мамой на кухне! Невероятно зажигательный танец мамы и сына