Отпросился с работы пораньше и поехал за дочерью в школу. Но замер у класса от леденящей душу картины

Отпросился с работы пораньше и поехал за дочерью в школу. Но замер у класса от леденящей душу картины

— Ой! — Поморщилась маленькая девочка, когда отец неудачно провел расческой по спутанным за ночь волосам.

— Извини дочь. — В который раз попросил прощения папа. — Терпи. Красота требует жертв. Чем больше красота, тем больше жертв. А ты  у меня вон, какая хорошенькая!

— Папуль, давай лучше бабушка все сделает, — жалобно предложила дочка  Мила, — а то у меня скоро совсем волосиков не останется!

Голубые наивные глазки выжидательно глядели на отражение отца, ловя его встречный взгляд через зазеркалье. В них читались мольба и надежда на помилование. Мужчина вздохнул принимая поражение и отпустил длинные, мягкие локоны дочки из огрубевших пальцев. Он потрепал девочку по светло-русым волосам и кивнул.

— Твоя правда, Миланка, — ласково улыбнулся ребенку отец, — возьми расческу и беги в комнату бабули. Она с этим делом справится лучше.

Девчушка, сидевшая на пуфике перед зеркальным трюмо, живо подскочила и вприпрыжку побежала в соседнюю спальню. Мужчина с теплотой поглядел ей вслед покачав головой. «Вот так Кузнечик!» — усмехнулся он, вспоминая, что именно так называла свою непоседливую дочь его супруга Ирина. Вот у Иришки проблем с тем,  чтобы сотворить из волос их девочки красоту никогда не возникало.  Ловкие тонкие пальцы женщины умело вытягивали пряди, крутили, заворачивали, плели, а в результате хитрых махинаций на голове Милашки появлялись затейливые косы, банты и даже цветы. А он что — автомеханик со стажем, привык копаться под капотом машины, а не творить прически. Устранить неполадки в деталях и узлах автомобилей ему было гораздо проще, чем заплести обычную косичку. Мужчина перевел взгляд на поверхность трюмо. Там рядом с какими-то шкатулками и корзинками, с которыми играла маленькая Мила, стояла деревянная фото рамка с фотографией. Со снимка на мужчину смотрела счастливая молодая семья: отец мать и дочь Потапова. Мужчина взял фоторамку в руки, вспоминая день, когда был сделан снимок. Они приехали в фотостудию, едва не опоздав из-за обильного снегопада. Машины стояли в пробках,  едва двигаясь на скользких дорогах. Водители были нервными. Ежеминутно били по сигналам. Раздражение начинало закипать и в крови Мили.

— А не могла бы ты выбрать фотостудию еще дальше! — Ворчал он обращаясь к сидящей рядом Ирине,— ну ,например, на Северном полюсе.

Молодая женщина не воспринимала ворчание мужа всерьез.

— Там очень красивые декорации. Настоящая зимняя сказка,— сообщила она спокойно, — Милашке понравится.

Сама Милана сидевшая сзади в детском кресле зачаровано смотрела в окно. На вихрь снежинок.

— Кому вообще нужна эта фотосессия! — не унимался Илья. — Я же совсем не фотогеничный. Я свадебную ели пережил. У меня потом от натуженной улыбки еще неделю губы сводило.

— Не выдумывай! Ты у меня очень фотогеничный! — успокоила мужа Ира, мягко касаясь его руки, лежащий на коробке передач, — а фотографии останутся на долгую память. Будешь смотреть на них спустя много лет, вспоминать этот момент и улыбнешься.

Ира как в воду глядела. Все, что осталось у Мили — фотокарточки на которых были запечатлены памятные моменты. Да, воспоминания, которые они будили в его душе. На ярком снимке они сидели напротив камина в окружении подарочных коробок и нарядных елок. Студия действительно была очень красивая. Их обрядили в похожие белые свитера, а Илью снова заставили улыбаться. Но это оказалось легко, ведь родителей смешила Милана, что пыталась открыть пустую коробку с бантом в надежде найти там подарок от Деда Мороза.

Давно это было. Миланке только-только исполнилось 3 года тогда. А теперь она уже ходит в первый класс. А еще это был последний действительно счастливый Новый Год в их семье, ведь через два месяца Ирине поставили страшный диагноз, разделивший жизнь семьи на до и после — рак легких. Он никак не проявлял себя. Он подкрался коварно незаметно как тихий убийца вонзив нож в спину. Даже последний рентген который делала Ира ничего не показал. Когда женщина узнала о диагнозе было уже поздно. Конечно, они верили в чудо, делали все, что было в их силах но болезнь сожгла молодую мать за полгода. Поначалу было совсем тяжко. Илья не понимал, как дальше жить. Казалось, часть его души похоронили вместе с женой. Не сломаться ему помогла только маленькая дочка, ради которой он вставал по утрам, которой он улыбался, стараясь своей любовью и заботой хоть как-то восполнить утрату. Он готовил ей каши на завтрак по рецептам жены, читал по вечерам сказки про принцесс, играл в кукол, пытаясь говорить за них тонким голоском. На работе мужчину отпустили в отпуск на месяц, а когда он подошел к концу целей с маленькой милашкой переехала его мама Ольга Викторовна. Здорово помогала тогда, да так и осталась жить рядом с внучкой в их трехкомнатной квартире. Места хватало всем.

Со временем жизнь начала течь в своем русле. И вот недавно Илья познакомился с интересной девушкой. Встреча с Юлией Ермаковой была достойна экранизации в каком-нибудь романтическом фильме. Илья тогда выходил из автосервиса, закончив рабочий день. Девушка тоже шла с работы. Она трудилась в банке расположенным по соседству на должности кассира. Погода была ужасной. Дождь, шквальный ветер — осень в самом мрачном своем проявлении. Она сдирала остатки рыжих листьев черных деревьев. Не посчастливилось и зонтику Юлии.  Тонкие спицы не выдержали очередного порыва ветра, вывернувшись другую сторону, а в следующую секунду зонт вырвался из рук женщины, улетая в неизвестном направлении мужчины, который наблюдал за разворачивающейся драмой, стоя под козырьком автосервиса. Он бросился спасать женщину как рыцарь, у которого вместо меча зонт. Он вскинул его и распахнул над уже основательно промокшей головой незнакомки. Худенькая миловидная брюнетка посмотрела на него с благодарностью огромными черными глазами. Что-то уже много лет спящее в сердце мужчины встрепенулось, зевая и потягиваясь. Еще не влюбленность, даже не симпатия. Но интерес проснулся в его душе при виде красивой девушки, которую не портила даже потекшая по щекам тушь.

— Спасибо. — поблагодарила незнакомка.

— А давайте я вас подвезу до дома! У меня машина рядом на парковке. — предложил Илья, сражаясь с ветром за собственный зонт.

Женщина согласилась, рассудив, что шанс того, что незнакомец кажется опасным маньяком значительно ниже, чем вероятность подхватить воспаление легких. И если она пойдет пешком, нет, вернее поплывет домой, по этим лужам и без зонта.

— Боже мой!— запричитала она, сидя в сухом салоне и оглядывая свой вымокшей плащик. — Я же вам все сидение испорчу.

— Да ничего страшного! — махнул рукой мужчина, включая обогрев сидений а затем радио. — А вас как зовут?

— Юлия, — улыбнулась женщина, доставая с сумки пачку салфеток и зеркальце. Она попыталась поправить макияж,- а вас?

— Меня Илья. — Представился он.

— Вот как здорово, что вы оказались рядом, Илья, на улице же настоящий ураган! — прокомментировала женщины происходящее за окном. — А где сейчас путешествуем мой зонт, интересно?

— Ну, должно быть улетел в волшебную страну Оз, воевать со злой ведьмой, — весело проговорил Илья, затем, ощутив неловкость добавил, — я дочери накануне эту сказку читал вот и припомнилось.

По дороге они разговорились. Илье оказалась необычайно легко найти общий язык с веселушкой Юлей. А он-то думал,  что разучился общаться с противоположным полом. Через неделю они встретились вновь тоже случайно. Когда Илья второй раз подвозил Юлию до дома, решился пригласить пообедать вместе раз уж работает рядом. Она согласилась. Девушка ему нравилась, но с Миланой он ее знакомить не торопился. Мужчина хотел сначала удостовериться в серьезности собственных чувств и намерений. Он решил для себя, что дочери предоставит лишь будущую жену. Сама Юля узнав, что мужчина вдовец и у него есть маленькая дочь, лишь заметила, что любит. Однако попыток познакомиться с девочкой не предпринимала. Время шло, он задумывался о том,  чтобы пригласить Юлю к ним в дом . Представить ее маме, Миланке. Ему очень хотелось, чтобы у дочки было женское воспитание помимо бабушкиного. Тем более Милана росла. Скоро у нее появятся вопросы и проблемы, с которыми отец вряд ли сможет помочь. Ну не представлял Илья, как дать малышке дельный совет, например, про мальчиков. Единственное желание, что он испытывал, когда представлял какого-нибудь шкета рядом со своей принцессой — открутить ему уши. Илья души не чаял в ребенке и с тоской и нежностью замечала, что девчушка с каждым годом все больше походит на мать. Те же голубые глаза и изогнутые реснички, тот же курносый нос, волосы цвета светлого янтаря.

Однажды мнительный отец стал замечать, что девочка стала грустить. Если раньше на детском личике всегда сияла улыбка, которые не хватало одного выпавшего зубика, но теперь ее глаза стали печальными, выражение лица все чаще было поникшим,  задумчивым.

— Милаш, — позвал как-то вечером девочку отец, — у тебя может что-то случилось? И почему такая грустная ходишь?

Девочка, рисуя зубчиками вилки линии в картофельном пюре, пожала тонкими плечами.

— Да все нормально.

— Точно? Может в школе чего случилось? Одноклассники не обижают? Или не понимаешь чего-то? Спроси и я тебе всегда помогу! — точно не поверил мужчина.

Но Милана упорно стояла на своем: все хорошо, никто ее не обижал. Тогда Илья пошел к матери. Ольга Викторовна, будучи на пенсии сама отводила внучку школу по утрам и забирала днем после занятий.

— Да брось это! — махнула рукой на переживание сына пожилая женщина. — Она школу три месяца ходит,  устала, может, с непривычки. Ты же ее разбаловал совсем к концу, а там у них все как надо. Учить надо по расписанию учительницы. Она, к слову, прекрасна. Всю жизнь в нашей школе проработала. Педагог советской закалки с многолетним стажем, женщина строгая и требовательная, но справедливая. Знает свою работу, детей воспитывает достойно, спуску не даёт. А с нынешним поколением иначе нельзя, у них на уме одни телефоны и игрушки.

— Но Милана не такая! — упорствовал Илья. — Она очень чуткая, воспринимает все близко к сердцу. Я чувствую, что-то здесь не так.

— Ты себя накручиваешь, это лишь ребёнок! — попыталась вразумить сына мать. — В новый коллектив пришла, скоро привыкнет. Да, будет в припрыжку бегать школу за пятерками. Их классный руководитель на собрании знаешь,  что сказал?!  Детям необходимо социализация, возможность привыкнуть к новому обществу. А если ты будешь с ней бегать, как с писаной торбой да заводиться по пустякам, то, как из девочки самостоятельный человек вырастет?

Илья лишь нахмурился. Он считал, что делать из его маленькой первоклашки самостоятельного человека еще очень рано. Однако услышав доводы матери немного успокоился. В конце концов, может он и правда себе проблем навыдумывал.

Прошел еще месяц. Юля стала намекать мужчине на то, что их отношения стоило бы и узаконить.

— Илья, ну чего тянуть-то? — спросила она однажды — Мы же оба взрослые люди, серьезные. Сколько будем по свиданиям бегать?

Читай продолжение на следующей странице

Читай продолжение на следующей странице
Отпросился с работы пораньше и поехал за дочерью в школу. Но замер у класса от леденящей душу картины
7 подарков, принимать которые – плохая примета
7 подарков, принимать которые – плохая примета