Они попрощались со своим сыном 27 лет назад… Однажды раздался телефонный звонок

Славик и Алла.

Они попрощались со своим сыном 27 лет назад

Спустя 27 лет Алла и Славик вместе. В их семейном альбоме нет фотографий, где были бы запечатлены все члены семьи. Три судьбы, три одиночества, которые спустя долгие годы вновь воссоединились. Отец, мать и сынок Андрей, который более 20 лет мечтал об этом мгновении.

У нее была сложная беременность. За полгода она дважды была в больнице на сохранении. Алле тяжело вспоминать те сложные времена, когда она жила в полуразваленном домике.

Спасала печка, которую она топила, чтобы сохранять тепло. 15 декабря 1985 года — счастливый и трагический день в жизни Аллы. Одна дома, Славик поехал по делам. Она идет во двор, чтобы наколоть дров и немного согреть дом.

Взяв в руки топор, она чувствует резкую боль, которая проходит по всему телу. Начались схватки.. Дальше все как в тумане: дикая боль, потеря сознания, истошные крики и забытье— Она не слышит детский плач, ей не принесли малыша. Пришли и грубо сказали: «Ребенок умер». Зашел подвыпивший Славик. Меньше всего на свете ей хотелось видеть супруга.

Из роддома Аллу забрала ее мать. С мужем они расстались.

Очень мучили сомнения, надеялась, что все произошедшее – какая-то нелепая ошибка. Не хотела верить в такой дикий конец. Пыталась найти свидетелей, хоть что-то узнать о ребенке, но, никаких концов, все как-будто оборвалось. Измучив себя окончательно, не выдержала. Для себя решила: «Сын умер» и поставила в церкви свечку «за упокой».

Снова сошлись со Славой. Время от времени у нее вырывалось: «А сыночку было бы 2…3…4…года». Муж слушал и отвечал немногословно: «Не терзай себя. Успокойся». Так и жили.

Родители Славы эмигрировали в Израиль. Съездил их навестить и начал поговаривать об отъезде к родным. Стали собирать документы. В это время в Израиле с инсультом слегла мать Славы, в Нальчике заболели родители Аллы. Никто не мог бросить родных. Снова разошлись.

До Аллы иногда доходили слухи, что где-то там, в Израиле, Слава по-прежнему одинок. Но,для нее он был уже где-то далеко в прошлом. Она вышла замуж, но, жизнь не сложилась и она снова осталась одна. Похоронила своих родителей, а потом один за другим ушли и все родственники. Остался только больной брат, которого она дохаживала, живя с ним в крошечной квартирке. Вот такая была вся ее личная жизнь. Она давно махнула на себя рукой.

Андрей.

Мальчика с ДЦП из роддома сразу передали в казенное учреждение, где были такие же, как и он, изолированные от мира сто десять детей. Здоровых среди них не было.

Помнит он мало. В семь лет была тяжелая операция на ноги, после которой нужна была серьезная реабилитация. Но, ему ее никто не предоставил. Так ноги и остались скрюченными и хилыми.

Помнит утренники на новый год, он читал на сцене стихи про маму… Помнит деддомовский запах кислых щей. Помнит, как убегали из окна и кочевали неделями на воле. Потом их ловили и возвращали назад к таким, как они…

Помнит старую няньку, одну на всех пацанов. Помнит директора детдома, который запрещал писать письма на адрес мамы, сохранившийся в карточке из роддома. Помнит письма, которые возвращались назад с пометкой «Адресат выбыл». Он только позже узнал,что дом давно снесли.

Он часто представлял смою маму, думал о том, какая она, какой добрый у нее характер,какие у нее глаза, голос, цвет волос и запах. Об отце он даже боялся мечтать.

Он помнит, что мечтал иметь компьютер. Работал консультантом в магазине техники и долго собирал деньги. Купил. Помнит о том, как начальство из деддома, не желая упустить положенную сироте квартиру, когда ему исполнилось 26 лет, отправило его психушку закрытого типа, где ему поставили диагноз «недееспособен», лишив возможности жить отдельно на своей жилплощади и на свою пенсию… Так всем было намного проще и удобней.

Андреем его назвали уже в детдоме. Фамилия осталась мамина – Гузев.

Добрый мальчик с голубыми глазами и открытой, светлой душой. Он никогда ни на кого не таил обиды. Он просто жил и верил, что все еще может измениться в его жизни.

А еще он умел сопротивляться. Он сумел поднять шум и подключить прессу, его выпустили из интерната закрытого типа и разрешили жить в семье опекунов.

Вырвавшись на свободу сразу осуществил свою мечту: написал письмо в передачу «Жди меня». Жестокость людей и стены психиатрической больницы не смогли убить в нем веру и надежду.

И вот, ему позвонили из Москвы и сказали всего три слова: «Мы нашли ее»…

Оказывается, они с мамой жили все эти долгие 27 лет в Нальчике практически рядом. Кто бы знал, все было бы по-другому.

Они встретились на следующий день. В дверь постучали… Она долго смотрела в его небесно-голубые глаза, такие же, как у нее и у Славы. Она узнала его сразу. Да, это был ее cын.

Теперь они вместе. Уже четыре месяца. Живут в крохотной квартирке Аллы. Андрею за ширмой отгородили угол, там он спит и без остановки читает все, что попадает ему на глаза. Наверстывает упущенное при жизни в детском доме.

В интернете на сайте знакомств нашли отца. Созвонились. А в декабре при первой возможности он прилетел в Нальчик. Он возвращался к жене и сыну, который умер 27 лет тому назад. А теперь, в 58 лет, он снова смог завести старые часы своей жизни.

А Андрей до сих пор не может поверить в свое счастье. У него теперь есть все, о чем он так давно мечтал: у него есть семья, мама и отец. Все вернулось на круги своя.Они собирают документы, чтобы улететь в Израиль, где их ждут хорошие врачи, ласковое солнце и длинная счастливая жизнь втроем.

Они попрощались со своим сыном 27 лет назад… Однажды раздался телефонный звонок