Детдомовец вернулся в дом покойной матери в глухую деревню. Но, поднявшись на чердак, вылетел оттуда

Станислав обернулся, последний раз посмотрел на приют, потом зашагал прочь по аллее ведущей к городу. Стас воспитывался в детском доме с трех лет, мать почти не помнил, отца не знал совсем, но теперь ему предстояло вернуться в родной дом, в котором он не был больше 15 лет. Другим выпускникам жилье предоставлялось. Это были маленькие квартирки в разных уголках города. А вот у Стаса по документам был дом, который он унаследовал от матери и бабушки. Теперь ему предстояло вернуться туда и жить в сельской глуши.

Детдомовец вернулся в дом покойной матери в глухую деревню. Но, поднявшись на чердак, вылетел оттуда

Настроение у парня была на нуле — деревенька наверняка уже опустела, да и что там делать ему молодому парню. Он просто не представлял.

Дорога заняла много времени. Стас проголодался и очень устал, поэтому он добрался до места, заглянул в местный магазинчик чтобы купить себе что-нибудь из еды. К его удивлению за прилавком стояла симпатичная девушка, которой едва ли исполнилось 18 лет.

— Привет — улыбнулся Cтас,— Как тебя зовут?

— А ты за этим пришел в магазин? — усмехнулась черноглазая красавица.

— Да ну нет, конечно, хотя, как посмотреть — я парень молодой, холостой, вдруг я твоя судьба!

— Но если ты моя судьба, то это как-то незаметно,— рассмеялась девушка.

В это время открылась дверь магазина и на пороге появилась седая как лунь старушка.

— С кем ты тут Дашуня разговариваешь?

— С покупателем бабуль.

— Что-то я такого паренька у нас деревне не припомню,— всмотрелось в Стаса старушка,— Ты кто такой будешь мил-человек?

— Меня зовут Стас, я родился в этой деревне, здесь жили мои бабушка и мама, Арсеньевы, может знаете?

— Батюшки, так ты Стасик! Ну парень, ты вымахал! Здоровенный какой, красивый! А я соседка твоя, баба Зина, а это Даша, внучка моя, вы когда маленькие были, всегда вместе играли, вас так и называли — жених и невеста!

— Да!— рассмеялся Стас,— повернулся к Даше,— А я тебе что говорил!

— Бабуля!— воскликнула смущенная девушка.

— Да ты не стрекочи! Дай-ка мне лучше муки и масла сливочного— я пирог испеку, надо же Стасика чем-нибудь попотчевать, у него же дома шаром покати.

Теперь уже смутился Стас, он не привык к доброму отношений у чужих людей.

— Что вы, бабЗин, зачем, я куплю себе сейчас что-нибудь из еды и голодным не останусь, а то как-то неудобно.

— Вот еще!— воскликнула женщина,— Что такое неудобно? Нет уж парень, у нас тут все по простому— хочешь здесь жить, значит привыкай!

Молодой человек улыбнулся, потом купил то, что ему было нужно, дождался пока отоварится баба Зина и взяв у неё сумки, предложил ее проводить до дома.

— Пойдем, Стасик, пойдем,— проговорила старушка, и кивнула внучке,— Ты тоже давай, не задерживайся.

По дороге к дому Стас и баба Зина разговорились. Он рассказал ей как воспитывался в детском доме, она долго качала головой, потом стала отвечать на вопросы Стаса.

— Маша, мать твоя, была несчастная. Лариса подавляла ее с самого детства, жизни ей не давала, ведь я говорила ей, оставь девчонку в покое, может быть сейчас и жила бы. Она и Сережке, отцу твоему, не дала с Машкой жить, вот он и бросил ее. Они же совсем молодые были, когда сошлись, им едва по восемнадцать исполнилось. Немного пожили, может месяц может 2, а потом Сережку в армию забрали. Больше он не вернулся. Лариса говорила, что другую себе нашел. Вот такая она, жизнь-то…

Стас хотел спросить еще что то, но в это время они уже подошли к дому бабушки. Парень простился со словоохотливой соседкой и пошел к себе.

Тоску и уныние навел на него неухоженный, запущенный дом. Стас побродил по комнатам, взял стоявший в углу веник, обмахнул паутину в проемах дверей, потом вытер какой-то тряпкой стул и сел.

— Ну вот я и дома,— проговорил он грустно,— только что-то тут все так безрадостно…

Посидев еще немного парень отправился смотреть постройки да сараи. Запустение было повсюду — трава в некоторых местах скрывала парня с головой и он поспешил вернуться в дом.

Стас попытался вспомнить свое детство, но не мог — вдруг защипало глаза и очень захотелось плакать, горько-горько, навзрыд, как в детстве, и все потому, что он, как никогда, ощутил свое одиночество. Да вот беда — он не привык плакать и все невзгоды и обиды переносил с плотно сжатыми губами. Поэтому и сейчас, сжав волю в кулак, он встал, и начал уборку, решив навести порядок сначала хотя бы в одной комнате.

Вдруг послышался какой-то шорох. Стас выглянул в сени и увидел крупного лобастого щенка, который зарылся в кучу каких-то тряпок и теперь ворочался там, пытаясь улечься спать поудобней.

— Ну и кто ты такой?— улыбнулся Стас, поднимая щенка.

Несмотря на то, что тот был крупной породы, от голода он изрядно отощал, и парень полез в сумку. Достал хлеба и колбасы, отрезал по куску, размял руками, и протянул щенку. Тот проглотил все за пару секунд.

— Ого! Ничего себе, у тебя аппетит!— рассмеялся Стас,— Ты, брат, если хочешь со мной остаться, имей ввиду — такого слона мне не прокормить. На вот тебе, еще кусочек и давай наводить порядок, а то у нас тут в мусоре никто не найдет.

Щенок посмотрел на своего нового хозяина и чихнул. Стас снова рассмеялся. На уборку он потратил ни один час, но все равно уютнее в доме не стало.

Вдруг на крыльце послышались чьи-то шаги. Парень выглянул, и увидел Дашу.

— Бабушка зовет ужинать,— сказала девушка и вдруг покраснела, а потом ахнула увидев щенка.

— Ты откуда его взял? Ой, такой хорошенький!

— Да здесь он был, в сенях прятался.

— Как же он туда пробрался?

— Я не знаю даже… У вас найдется чем покормить этого бедолагу, очень уж он худой.

— Да, конечно, я уже и корову подоила — парное молоко самая лучшая еда для истощенных, тебе кстати тоже не повредит.— вдруг улыбнулась она взглянув парню прямо в глаза.

В гостях у бабы Зины и Дарьи Стасу понравилось. Они отнеслись к нему как к самому близкому родному человеку, и он, не зная чем их отблагодарить, сказал что они могут рассчитывать на него днем и ночью.

— Так у нас же деревня.— с сомнением взглянула на Стаса баба Зина.— А ты всю жизнь в городе прожил. Разве ты что-нибудь умеешь?

— А вы покажите, и я научусь.— улыбнулся молодой человек.

Так они и стали жить в дружном соседстве. Даша пришла к нему на следующее утро и они все вместе очень быстро навели порядок в доме Стаса. Он даже не ожидал что все будет сделано настолько ловко и хорошо. Девушка даже принесла занавески, объяснила что у них лежат в шкафу уже не первый год а ему пригодятся, все-таки не пустые окна.

— Спасибо большое!— сказал Стас.

— Ну нет, одним спасибо ты не отделаешься, давай отдохнём, а потом пойдем к нам, там нужно дрова в поленницу сложись.

Стас охотно согласился, но к вечеру не чувствовал ни рук ни ног от усталости. Не сразу он привык к сельской жизни, но вдруг понял, что она ему очень нравится, а еще ему очень хотелось, чтобы Даша всегда была рядом. У нее родителей тоже не было. Сначала не стало отца, а потом пять лет назад и матери. Из родных у нее была только баба Зина — самая близкая из всех родственников, мамина мама. Но девушка не унывала, хоть и очень жалела, что мама и папа так рано ушли в иной мир. Она очень много рассказывала о них Стасу, и иногда ему казалось, что он очень хорошо их знает, ну просто как живых.

Пару месяцев спустя Даша помогла молодому человеку устроиться на работу. Теперь он был еще и грузчиком на складе пищевых продуктов. Для этого, конечно, приходилось ездить в соседний поселок, но это ничего не значило, зато Стас гордился, когда получил свою первую зарплату. Он купил городских гостинцев бабе Зине и Даше и вечером устроил для них настоящий праздник.

— Я накоплю денег,— говорил он,— И заведу фермерское хозяйство. Буду на рынок поставлять свою продукцию.

— У тебя мозоли от топора зажили, фермер?!— смеялась Даша, зная как тяжело дается Стасу сельская жизнь.

— От топора да, а от лопаты еще нет!— гоготал он в ответ, а баба Зина думала глядя на него, что вот бы такого жениха ее внучке — из себя хорош, и работы не боится, и на спиртное не падкий, как другие парни в их деревне.

Прошел год. Как-то летом Даша и Стас пошли купаться на речку, верный пес Черныш сопровождал их, бесстрашно залезая за своим хозяином в воду. Дурачась, Стас поймал Дашу крепко прижал к себе, но вдруг, она, до этого момента смеявшаяся над проказами собаки, замерла и взглянула в глаза парню. Тот понял все, и повинуясь какому-то зову, поцеловал ее. Девушка ахнула, но не оттолкнуло парня, а ответила на поцелуй. С того самого дня Стас и Даша заговорили о свадьбе, и сказали бабе Зине о своем решении пожениться. Та руками всплеснула и заплакала от радости, обнимая своих внучат.

Как-то утром Стас, наводя порядок на чердаке, куда никак не мог до этого добраться, нашел там картонную коробку с фотографиями, всякой мелочевкой вроде фарфоровых статуэток, поздравительные открытки, еще бог знает чем. Были там и несколько писем. Их писал какой-то Сергей Маше. Стас задумался, и вдруг ахнул — это были письма от его отца его же матери. Сергей писал скором возвращении, о своей любви, о том что он обязательно увезет Машу с собой. В следующих письмах он спрашивал, почему она не отвечает, и наконец, упреки в том что она его разлюбила. «Я получил письмо от твоей матери»— писал Сергей,— «Я знаю, ты выходишь замуж, но как же так, неужели ты совсем меня забыла?»

Стас задумался. Ни одно из этих писем мама не читала, она даже не вскрыла их, но почему? Собрав всю пачку, парень, отправился к бабе Зине — может она знает?

В ответ та только покачала головой:

— Это получается все Лариска, бабка твоя подстроила, она значит их и разлучила — зять ей никогда не нравился, это понятно, но получать и прятать его письма… Сергей может и не знать что ты на свете-то есть, она ведь тебя родила, а в скором времени и померла, Лариса едва ли не след за ней ушла, почернела тогда от горя вся, поняла что натворила. Вот тебя поэтому в приют и забрали.

Стас повертел в руках конверт,— Я найду его, обязательно найду!— сказал он. И уже на следующий день простившись с невестой и ее бабушкой, уехал искать отца. Это у него получилось быстро, и вот он уже стоял напротив высокого красивого мужчины, чьей копий был.

— Это же вы Сергей?

— Да, а ты кто?

— Я Стас, ваш сын, меня родила Мария, вот посмотрите, это же ваши к ней письма?

Сергей взял несколько конвертов, а потом пошатнулся…

— Проходи парень, расскажи мне все.

Долгий разговор закончился крепкими объятиями отца и сына.

— У меня, конечно, давно другая семья,— сказал Сергей,— но тебе я тоже нужен живой. Хорошо, и тебе помогу встать на ноги, это раньше я был беден, поэтому Ларисе и не нравился, но теперь-то я раскрутился. Вот и ты отучишься, получишь специальность, приедешь работать ко мне на фирму, у тебя будет все, абсолютно все, за границу будем ездить, мир посмотришь, хочешь этого, сын?

— Очень!

— Ну вот и славно! Все решим сейчас, моя жена и обе дочки отдыхают в Ницце, скоро мы присоединимся к ним. Валя женщина у меня умная, она все поймет. Светка, твоя сестра, тоже. Надо только сделать тебе загранпаспорт.

— Нет пап, спасибо.— ответил Стас,— улыбнувшись отцу,— Я ведь не за этим приехал, просто хотел чтобы ты обо мне знал, ты ведь имеешь на это право. Меня дома ждут Даша, баба Зина и Черныш, мой пёс, мы ведь в ответе за тех кого приручили. Я помню это из книжки, которой зачитывался в детстве.

— Я не отпущу тебя так быстро,— сказал Сергей,— мы должны побольше узнать друг о друге, и нам нужно столько всего обсудить. Боже, как я был глуп, что тогда поверил Ларисе. Как я мог не поехать к Маше и не поговорить с ней. Никогда себе этого не прощу!..

С тех пор прошло две недели, Даша от переживаний даже похудела. Стас звонил ей, сказал что немного задержится у отца, что тот очень ему рад и хочет побыть с ним какое-то время.

— Бабушка, а если Стас не вернется?— девушка поднимала на пожилую женщину огромные глаза,— Что тогда?

Но баба Зина молчала, она-то хорошо знала как заманчивы деньги.

Но вот как-то вечером у дома Стаса остановилась машина и оттуда вышли двое мужчин. Это были Стас и Сергей.

— Ну вот и вернулся,— сказал Стас и обнял выбежавшую навстречу к нему девушку. А баба Зина пригласила гостей выпить чаю.

Прошло несколько лет. Стас и Даша были женаты и уже воспитывали дочку Машеньку. Отец помог Стасу открыть свое фермерское хозяйство, и молодые были просто счастливы и полны надежд на будущее, а она для них была наполнена только радостью и любовью.

Детдомовец вернулся в дом покойной матери в глухую деревню. Но, поднявшись на чердак, вылетел оттуда
Молодой сантехник пришёл чинить кран в богатый загородный дом – и застыл на месте, когда увидел свою фотографию в чёрной рамке
Молодой сантехник пришёл чинить кран в богатый загородный дом – и застыл на месте, когда увидел свою фотографию в чёрной рамке